June 17th, 2009

(no subject)

На рукомойнике моем
Позеленела медь,
Но так играет луч на нем,
Что весело глядеть...
Ахматова

Несколько лет назад все (или почти все) бронзовые скульптуры в Петербурге покрасили краской – одни черной, другие – зеленой. По какому принципу это делалось – не знаю. Начали, естественно, с Медного всадника.
Когда же я спросила у одного сведущего человека – зачем, мол, ведь некрасиво, сведущий человек стал кричать, что я не понимаю, что в нашем ужасном климате единственный способ спасти памятники – это покрыть их этим чудодейственным составом, а иначе скоро от них останутся рожки да хвосты.
Я, учитывая разницу в возрасте, конечно, стушевалась.
Хотя, чем уродовать скульптуру, лучше сделать копии, а оригиналы спрятать в музеи. Ведь на вид из бронзовой она превратилась в пластилиновую (особенно покрашенная черным – просто заглаженный скульптурный пластилин). В советское время так красили подъезды, только синей краской – поверх модерновых рельефов, витражей и прочего декаданса.
Я до сих пор, как прохожу мимо Клодтовских коней, опускаю глаза. Бронза была с зеленоватыми подтеками, с многообразием оттенков, с патиной. Но, видимо, в эстетике евроремонта патина неприлична.




фото чужие, взяты из интернета

Ну разве можно поверить, что эти памятники бронзовые? Вспоминается крашеный гипсовый Ленин на клумбе в пионерлагере.

Доказывай вандалам или гуннам,
Что всадник Медным был, а не Чугунным...
Пелагея Марфовна специально для vveshka

А наши северные соседи – финны, шведы, норвежцы – тоже так поступают со своей скульптурой? Климат там, кажется, не лучше...